Что такое Bitcoin? Как заработать Bitcoin? Что такое майнинг Bitcoin? Какой курс к доллару? Кто основатель?

Статьи. Майнер-маньяк хочет захватить 10% биткойн-сети

< Назад к статьям
Майнер-маньяк хочет захватить 10%&nbsp;биткойн-сети

Майнер-маньяк хочет захватить 10% биткойн-сети

Дейв Карлсон среди стоек майнингового оборудования.

Перед нами два больших здания возле реки Колумбия, на востоке штата Вашингтон. Благодаря многочисленным гидроэлектростанциям электричество здесь обходится крайне дёшево. Наш собеседник, Дейв Карлсон, говорит, что в этих зданиях находится крупнейшая на планете ферма для биткойн-майнинга. Полтора миллиона специализированных чипов Bitfury и 5000 мини-компьютеров Raspberry Pi обеспечивают абсурдно большую майнинговую мощность.

Мы уже освещали в своих материалах майнинг-бизнес Дейва Карлсона, равно как и другие мощные промышленные биткойн-шахты. Сегодня, нам предоставляется возможность заглянуть внутрь крупнейшей майнинговой операции на планете и описать происходящее там подробно.

Цель Карлсона, по его же собственным словам – удерживать до 10 процентов общей мировой мощности хэшинга сети Биткойна. Пока ещё он не достиг этого показателя, но неуклонно стремится к нему, поэтому ферме еще предстоит расширяться. В настоящее время операции выполняют тысячи майнинговых стоек, которые содержат более чем 1.4 миллиона майнинговых чипов BitFury. А каждая стойка имеет роутер на основе мини-компьютера Raspberry Pi, на котором запускается программное обеспечение для управления стойками. Почему именно Raspberry?

«Мы пытались собрать ферму с минимальной стоимостью комплектующих, чтобы иметь возможность эффективного масштабирования производства. Нам был нужен программируемый компьютерный контроллер, который может предоставить возможность интеграции с майнинг-платами. Мы могли использовать для этого любые компьютеры, но только Raspberry Pi стоит около 40 баксов, при этом отвечая всем нашим требованиям», — объясняет Карлсон.

Компания Карлсона, MegaBigPower, создала и развернула майнинг-ферму на средства инвестора — польского фонда BioInfoBank. Инвестору же достается и львиная доля биткойнов, которые добывает Карлсон. Часть биткойнов MegaBigPower оставляет себе, а остающиеся мощности по добыче биткойнов предоставляет в аренду людям, которые хотят заниматься майнингом, не морочась со своим собственным оборудованием и программным обеспечением.

«Примерно половина нашей майниговой мощности в США (525 терахэшей в секунду) мы отдаем в аренду. И вы тоже можете приобрести часть наших мощностей,» — говорит Дейв.

megabigpower-lease

MegaBigPower приглашает взять мощности в аренду.

Стоимость лизинга мощности получается порядка 0.04 BTC за гигахэш, и Дейв утверждает что это самая низкая цена в индустрии. Возможно, это обойдется даже дешевле, чем пытаться самому организовать майнинг-ферму в любительских масштабах. Уточним: «гигахэш» это один миллиард вычислений хэша в секунду, и «терахэш» это один триллион вычислений хэша в секунду.

Конечно, если вы действительно хотите войти в майнинговый бизнес всерьез и надолго, вполне возможно, что вам лучше приобрести собственное оборудование, чем зависеть от кого-либо. Однако тот, кто не имеет желания вникать в специфику майнинга, вполне может заплатить кому-либо, чтобы не делать работу по инсталляции, настройке и поддержанию работоспособности оборудования. Карлсон делает деньги, сдавая в аренду часть майнинговых мощностей и получая процент от намайненных биткойнов. Но тот, кто найдёт нужное оборудование, сверхдешевые источники электричества и команду , которая будет заниматься настройкой и обслуживанием фермы, получит всю прибыль от майнинга Биткойна, не делясь с посредниками.

Тем не менее, пример MegaBigPower показывает, что небольшая группа людей, обладающая капиталом и амбициями, может получить непропорционально большую часть децентрализованной сети Биткойн. В команду Карлсона входит менее 10 постоянных сотрудников. Среди них — технический директор, продакт-менеджер, обслуживающий и технический персонал, работающий посменно.

Карлсон майнил самостоятельно до запуска MegaBigPower. Однако сейчас, несмотря на то, что он получает долю от майнинговых операций, у него нет на ферме выделенного оборудования, которое бы работало на его собственные биткойн-кошельки. «Если у меня будет «выделенное» майнинговое оборудование, неизбежно возникнет конфликт интересов. Я буду в первую очередь обслуживать своё оборудование, и лишь потом оборудование инвесторов,» — говорит Карлсон. «Если возможен даже небольшой конфликт интересов, я стараюсь его избежать, чтобы все было честно».

Карлсон признается, что у него лично сейчас около 5000 биткойнов (не считая еще 1100, пропавших на бирже Mt.Gox). Это богатство стоит около двух с половиной миллионов долларов США при нынешней цене Биткойна. «Частично я диверсифицирую риски этого рискового и волатильного актива. Но в целом я планирую держать большую позицию в биткойнах в течение длительного времени. Я думаю, что потенциал роста цены Биткойна далеко не исчерпан,» — говорит Карлсон.

Карлсон удерживает от 10 до 20 процентов всех биткойнов, которые производит ферма — остальное уходит инвесторам и покупателям мощности. «Я предпочитаю хранить средства в биткойнах. Часть биткойнов уходит в виде заработной платы сотрудникам, а сам я трачу лишь малое их количество,» — говорит он.

Построение майнинг-бизнеса

bitcoin-raspberry-pi-640x426

Полтора миллиона специализированных чипов Bitfury и 5000 мини-компьютеров Raspberry Pi обеспечивают абсурдно большую майнинговую мощность

Первое оборудование для стоек прибыло в июле 2013 года, после примерно года планирования, разработки плат и производства. Команда Карлсона уже в январе достигла своего первого петахэша вычислительной мощности — это один квадриллион, то есть тысяча триллионов вычислений хэша в секунду. А сейчас общая мощность их операций составляет около 2.2 петахэша. Фермы размещены на двух объектах в штате Вашингтон и одном объекте в Польше. Им требуется огромное количество электричества. Карлсон говорит, что потребление MegaBigPower в общем, включая Польшу, превышает три мегаватта. Его два здания в штате Вашингтон вместе занимают около 1600 квадратных метров. Практически всё это пространство используется для размещения майнингового и электрического оборудования. Карлсон говорит, что ему «мешают ограничения» максимального количества электричества, которое физически можно подвести к зданию, если не строить высоковольтную линию.

Посмотрим внимательнее на деятельность MegaBigPower по майнингу биткойнов. Карлсону требуется все время расширять и модернизировать свои майниговые фермы, чтобы нарастить мощность до заявленной цели в 10 процентов мощности Биткойн-сети — ведь и остальные майнеры тоже не сидят сложа руки. Общая хэширующая мощность в мире в настоящий момент достигает 40 петахэшей. Из них у Карлсона 2.2 петахэша, это около 5.6 процента мировой мощности. Карлсон намерен добавить ещё один петахэш за ближайший месяц. Это повысит его долю в мировой вычислительной мощности до 8 процентов.

С этой целью он собирается скоро открыть третью фабрику в штате Вашингтон, на которой будет устанавливать стойки нового дизайна. Сейчас каждая стойка содержит 16 плат, каждая плата содержит 16 BitFury чипов, вместе получается 256 майнинговых чипов на каждой стойке. Каждая новая стойка MegaBigPower будет содержать 756 чипов вместо 256. Карлсон говорит, что на новой ферме будет введено в строй около 90000 процессорных плат, размещённых на 5600 стойках.

«Мы очень активно расширяем наши майнинговые фабрики и в Старом, и в Новом свете. Стараемся удерживать свой уровень, но сложность сети растет экспоненциально. Поэтому нелегко запускать новые мощности в том же темпе», — говорит Карлсон.

На сегодняшний день, MegaBigPower производит от 7000 до 8000 биткойнов в месяц. Курс биткойна относительно доллара скачет всё время вверх и вниз. Но при текущем уровне цен это составляет от 4 до 5 миллионов долларов США в месяц. Когда цены достигли $1000 в январе, ежемесячный доход от майнинга достигал даже 8 миллионов долларов США.

Как работает биткойн-майнинг?

Крупнейшая в мире майнинг-ферма расширяется

Крупнейшая в мире майнинг-ферма расширяется

Мы уже рассказывали в подробностях, как работает биткойн-майнинг и используемые в нем алгоритмы. Для многих специфика биткойн-майнинга — это темный лес, но по сути в нем нет ничего особо сложного. Карлсон сравнивает сущность майнинга с работой всемирного расчетного центра. Представим, что расчетная система Visa, вместо того чтобы производить процессинг транзакций в собственных датацентрах, отдавала эту работу на аутсорсинг всем желающим, у которых есть подходящее оборудование, и выплачивала им вознаграждение из транзакционных комиссий.

Конечно, в случае Биткойна в дополнение к комиссии за переводы, майнеры получают также небольшое количество свежевыпущенных цифровых монет с каждым блоком транзакций, что немного усложняет схему. Однако, вцелом аналогия справедлива — все майнеры в мире соревнуются, пытаясь найти перебором случайное значение, которое дает им право подписать очередной набор транзакций (блок), и получить вознаграждение.

Биткойн-майнеры применяют хэшинговый алгоритм SHA-256 к списку транзакций с добавленным к нему случайным числом, чтобы получить «красивый» хэш-код с числом нулей в начале, соответствующим текущему уровню сложности. Хэш-код имеет такой вид: 000c3af42fc31103f1fdc0151fa747ff87349a4714df7cc52ea464e12dcd4e9.

«Сложность» — это просто требуемое количество нулей в начале хэш-кода, который будет принят сетью в качестве «правильного». Говорят, что тот из майнеров, кто первым получил правильный хэш, «решил очередной блок», который при этом добавляется в цепь предыдущих блоков (блокчейн). В среднем, это происходит раз в 10 минут, и майнер, решивший блок, забирает себе комиссию за транзакции, вошедшие в блок, и вознаграждение из выпущенных монет ( в настоящее время, 25 биткойнов на блок).

Так что, как говорит Карлсон, «Биткойн-майнинг в реальности — это масштабная расчетно-бухгалтерская деятельность, и все, что мы действительно делаем — это строим большой расчетно-финансовый центр для участия в этой деятельности».

Необходимы специализированные чипы

bitcoin-rig-back-e13953374896121-640x960В прошлом для добычи биткойнов использовались обычные компьютерные процессоры, графические процессоры (используемые в видеокартах), и FPGA (программируемые логические матрицы). Но уже около года, как их превзошли майнинг комбайны, основанные на ASIC, или специализированных интегральных схемах. ASIC чипы BitFury включают «эффективную реализацию алгоритма SHA-256 в кремнии», — говорит Карлсон — «этот чип способен делать только одну эту функцию, но он может ее делать очень-очень хорошо, по сравнению с другими процессорами».

Однако сами по себе чипы не обладают особым интеллектом. Чтобы загрузить их хэшинговые процессоры, на их вход нужно постоянно подавать данные. Этим как раз и занимаются роутеры на базе Raspberry Pi, которые подготавливают наборы данных для хэшинга и следят за тем, чтобы все чипы BitFury были постоянно загружены и работали в полную мощь. Карлсон и его коллеги написали свое собственное программное обеспечение для роутеров, которое выполняет свою часть работы так же эффективно.

Наконец, третьим ингредиентом фермы является высокопроизводительный кластер серверов Linux, которые работают как полный узел Биткойн-сети и следят за тем, чтобы ферма работала над самой последней версией блоков. Кластер соединяется высокоскоростными линиями с другими важными узлами сети, чтобы получать информацию о блоках (и передавать новые блоки в сеть) наиболее эффективным образом. Новый блок из сети сразу передается на все роутеры Raspberry Pi, которые тут же загружают работой ASIC-процессоры.

«После того как целевое значение найдено, решение блока тут же отправляется из чипа на Raspberry Pi, который передает его на Линукс-сервер кластера», — объясняет Карлсон. «Кластер немедленно отправляет его в биткойн-сеть. Если мы успели раньше других, то мы получаем от сети награду за блок».

Новые биткойны выпускаются по фиксированной схеме — сейчас это 25 новых монет на блок, но каждые 4 года награда уменьшается вдвое. В итоге, система позволяет выпустить не более чем 21 млн. биткойнов за все время работы сети, последние из которых будут «добыты» примерно в 2140 году. Таким образом, добыча биткойнов постоянно становится все труднее, поскольку награда уменьшается, а за нее конкурирует все больше и больше машин, присоединяющихся к сети .

Большой риск, большое вознаграждение